Манифест Новая Россия

Версия 22.131 (09.10.2015)

 

Только пропащий человек, неудачник не понимает, что основной фактор в революции – это мораль; именно моральные ценности – это то, что духовно вооружает человека. Ведь ты же понимаешь, что, независимо от верований, мы не вдохновим революционного бойца идеей награды в ином мире или тем, что умерев, он будет вечно пребывать в блаженстве. Люди шли на смерть, и тот, кто не был верующим, был, однако, готов умереть, потому что существовали ценности, за которые, как они считали, стоило отдать жизнь, хотя это было единственное, что они имели.

Фидель Кастро
Фидель и религия. Беседы с Фреем Бетто.

История мира – это история прогресса ценностей, превращающихся в традиционные механизмы человеческого взаимодействия. Эта история насчитывает несколько революций. Для нас, прежде всего, первая революция связана с авраамическими религиями: иудаизмом, христианством и исламом. Вторая была протестантской, а третья – Великой Октябрьской социалистической революцией, образовавшей СССР. Неполный список ценностей, которые принесла человечеству последняя. Восьмичасовой рабочий день. Ежегодный оплачиваемый отпуск. Бесплатное общее, профессиональное и высшее образование. Бесплатное пользование детскими дошкольными учреждениями: детскими яслями, детсадами, пионерлагерями. Бесплатное медицинское обеспечение. Бесплатное жилье. Равенство мужчин и женщин. Но если СССР был настолько прогрессивен, тогда почему он распался?

СССР  не был плавильным котлом народов и национальностей. Это был новый тип государства, в котором, наоборот, выделялся самый малый этнос с целью сохранения его традиций и ценностей. С формальной точки зрения это была политика потенциального национализма, делящая нацию на составляющие народы, безопасная только в условиях существования некоторой гораздо более мощной, объединяющей силы. В то время это была сила строительства первого социалистического государства с новым типом отношений между людьми, основанных на общественной собственности на средства производства для исключения эксплуатации человека человеком. Когда эта объединяющая сила ослабла, СССР распался в силу изначально заложенного разделения на народы, после чего, к нашему изумлению, вырвался на свободу национализм.

Национализм до сих пор продолжает действовать на территории бывшего СССР, разрушая общее интеграционное пространство, Россию, порождая войны и конфликты. Тем не менее, утверждать, что проводимая в СССР национальная политика была ошибочной, нельзя. Для этого достаточно посмотреть на конкурирующий с нами Европейский Союз, объединивший изначально различные страны. Таким образом, чтобы предотвратить дальнейший распад русской цивилизации, плодом которой был СССР, СЭВ, Варшавский договор и многое другое, необходимо, как минимум, повторить интеграционные механизмы ЕС. Это сейчас и пытаются инициировать Россия, Казахстан и Белоруссия в рамка Таможенного и Евразийского союзов. Но, как мы видим на примере Украины, этого недостаточно. Чтобы справиться с национализмом, нам нужна гораздо более мощная объединяющая сила. Безусловно одной из причин слабости интеграционного процесса на постсоветском пространстве является экономическая слабость России. Поэтому нам нужна экономически мощная Россия, демонстрирующая темпы своего развития выше, чем у других интеграционных центров – Китая, ЕС и США. То, что мы можем достичь их и знаем как – доказывает опыт СССР. Но как заставить российскую экономику работать над этой целью?

Мы видим, что эта сила лежит в плоскости, в которой нам очевидна слабость Европейского Союза и США. Эта плоскость – мораль, этика и нравственность. Опираясь на протестантскую этику, поставив на первое место закон и отодвинув мораль и нравственность на второе, европейская цивилизация в XVI- XVIII веках породила не только индустриальную революцию, но и фашизм, в который она периодически откровенно скатывается. Словом «фашизм» мы обозначаем не идеи Бенито Муссолини. Для нас фашизм – это прежде всего этическое явление, с которым в XVI- XX веках в лице европейской цивилизации встретились коренные народы Севереной Америки, Африки, Австралии, Индо-Китая и Ближнего Востока, и с которым мы встретились в XX веке в лице нацисткой Германии. Это явление сохраненного цивилизацией варварства, дегуманизации, расчеловечивания людей перед лицом закона и последующего безжалостного их уничтожения.

Ошибочно было бы думать, что дегуманизация проявляется только на границе европейской цивилизации, когда огнем и мечем, подлостью и обманом европейцами покоряются варварские, на их взгляд, народы, а изнутри Европейский Союз и США пронизаны гуманизмом. Перманентный, экзистенциальный фашизм мы можем наблюдать когда, например, на глазах тысяч людей убивали жирафа Мариуса. В норвежской ювенальной юстиции, когда детей под надуманными предлогами отнимают от родителей и отдают в приемные семьи. В марширующих эсэсовцах в Прибалтике и в притеснении там русских. В отношении полиции США к чернокожему населению. Наконец, мы можем увидеть дегуманизацию общества в пропаганде и распространении гомосексуализма. Это проявление жестокости по отношению к своему будущему поколению, которое может не родиться вообще.

Марксизм, напомним, с его теорией диктатуры пролетариата тоже порождение западной цивилизации. На родине Карла Маркса, в Германии СМИ сейчас пытаются выдать, что теория диктатуры пролетариата – это порождение диких русских большевиков. Перечитайте Манифест Коммунистической Партии написанный непосредственно Марксом, когда русских большевиков в помине не было, чтобы понять, что это не так. Да, можно сказать, суть коммунизма – это сопротивление фашизму – антифашизм. Сопротивление рабов рабовладельцам, крестьян феодалам и рабочих капиталистам. Сопротивление угнетенных людей эксплуататорам. Тогда марксизм – это путь, где объявляется, что для победы над драконом мы сами должны стать драконом. Русская цивилизация пошла по этому пути в 1917 и отказалась от него в 1991. С другой стороны, трудно было ожидать иного пути в условиях Первой мировой, гражданской войны и иностранной интервенции. Советская система была рождена для того, чтобы выдержать жесткое противостояние с западной цивилизацией. Она прошла проверку во время Второй мировой войны и потеряла смысл после ее окончания, когда образовался социалистический лагерь в Европе, Китай пошел по социалистическому пути развития, а СССР вошел в Совет Безопасности ООН.

Причиной распада СССР явилось то, что он был рожден вследствие геополитических факторов. К началу XX века гегемонии Англии в мире начали угрожать две быстро развивающиеся империи – Российская и Германская. Лучшим решением этой угрозы было столкновение этих империй между собой и Англии удается это сделать. В 1905 году между Германией и Россией был заключен союзный договор, но в 1907 г. Англия обещает уступки России в Тибете, Афганистане и Персии, тем самым втягивая ее в союз Англии и Франции. В 1914 г. Россия вступила в Первую мировую войну на стороне Антанты. За это Францией и Англией ей были обещаны Константинополь и проливы Босфор и Дарданеллы.

К 1917 году уже было ясно, что Германия будет разгромлена. Но что делать с Россией? Укрепленная новыми территориями и проливами Россия Англии с Францией была не нужна и тогда Англия устраивает в России Февральскую революцию. Этот прием со сменой власти в России Англия уже использовала до этого. Когда Павел I в союзе с Наполеоном угрожал интересам Англии в Индии, он был убит заговорщиками при поддержке английского правительства. В итоге вместо похода на Индию в нашей истории была Отечественная война 1812 г. с Францией.

Видя это, Германия в 1917 г хватается за соломинку и поддерживает Октябрьскую революцию. В свою очередь, это уже не устраивает Антанту и в России начинается Гражданская война, фактически завершившаяся только в 1937 г. с арестом Тухачевского, готовившего очередной переворот при поддержке европейских держав. У нас принято сваливать вину за жертвы того времени на большевиков, но в действительности их следует отнести на совесть Англии и Франции. Следующей жертвой этой борьбы стала сама партия большевиков. В условиях постоянной угрозы военного переворота любое инакомыслие могло служить индикатором его подготовки. В результате сформировалось нетерпимость к инакомыслию, марксизм превратился в догму, и когда пришло время творчески его осмыслить, коммунистическая партия не смогла этого сделать.

В то же время, ошибочно было бы думать, что антифашизм, и сам по себе является той интегрирующей силой, которая способна снова нас объединить. Идея сопротивления – это моментальная, а значит стихийная, в чем-то неорганизованная сила не способная послужить объединению на основополагающем, цивилизационном уровне. В мае 1945 ценой в миллионы человеческих жизней мы победили лишь одну из самых агрессивных ветвей фашизма – нацизм. Чистая победа над фашизмом может быть осуществлена только на самой вершине – в области идеологии – вообще без жертв. Но чтобы это произошло, нам нужна экономическая и, увы, военная победа. Без последней не обойтись из-за, как мы видим, сути фашизма – со своими оппонентами он разговаривает исключительно с позиции силы. Только показав невозможность такого сценария, мы сможем надеяться на то, что ЕС и США начнут проявлять логику.

Для объединения нам необходима такая модель общественного устройства, которая позволяет осуществлять научно-технический прогресс с такой же эффективностью как у западной цивилизации, и к которой не было бы претензий с моральной и этической точек зрения. Для этого необходимо отказаться от идеи ложного обогащения, освобождающего от моральных обязательств, и поставить мораль впереди предпринимательства. Для реализации этой цели предлагается учредить новый общественный институт – Совет(Советы) по общественному договору народов СССР с властью – новый избираемый духовный орган. Область действия Совета – бизнес с участием государства, государственная власть и СМИ. СССР распался, но советский народ с его опытом, образованием, взаимосвязями и ценностями, в том числе теми, которые принято относить к либеральным, никуда не делся. Чтобы новый институт эффективно функционировал, нам не нужна руководящая и направляющая сила. Каждый из нас является носителем необходимой для этого этики наполненной историей язычества, различных религий, различных социальных объединений, различных этносов и советского гуманизма. Он может действовать, например, как суд присяжных, когда для его осуществления выбираются присяжные из простого народа, и исполнять моральный суд.

Новый общественный институт позволит решить проблему динамичности серых схем, не разрешаемую при помощи закона. Серые схемы изобретаются носителями клептократической этики. Их цель обойти закон. Серая схема всегда законна. Поэтому адекватное решение этой проблемы лежит в сфере этики. С возникновением Совета заявление, например, о том, что владение бизнесом чиновником или его женой в оффшоре является законным, больше не будет индульгенцией для реализации воровской схемы. Будут разбираться этические основания бизнеса.

С точки зрения демократии Совет позволит завершить разделение властей. Ограничив исполнительную власть, он сделает по-настоящему независимыми судебную и законодательные власти. С функциональной точки зрения, функции утверждения государственных должностей перейдут от законодательной власти к новому духовному органу.

Советы должны значительно ослабить нагрузку на правовую систему, порожденную бесконечной игрой в кошки-мишки с клептократической этикой, и обратить тенденцию роста законодательной базы в ее уменьшение.

Общее количество законодательных актов США в страницах
На графике изображено изменение количества законодательных актов США в страницах за 1936-2014 гг.

Структура Советов. В их главе находится избираемый на срок Верховный Совет. Задача Верховного Совет утвердить этические принципы, этические задачи и комитеты по этике в различных ветвях власти и бизнесе. Комитетам по этике дается право утверждать назначения на занимаемые должности в соответствующих структурах власти, формулировать этические принципы, этические задачи, формировать комитеты по этике в нижеследующих структурах и рассматривать жалобы населения. Комитет по этике в СМИ формулирует этические принципы и может лишить журналиста права на публикации. В результате, Советы станут общественным институтом реализующим власть народа на всех уровнях управления страной, но, в целом, их власть будет ограничена только властью утверждения чиновников на должности. Для усиления власти Советов вводится периодичность процедуры утверждения. Пусть она будет такая же, как у выборов в законодательные органы.

Современная система управления РФ строится из предположения существования клептократии на всех уровнях. С другой стороны, она сложна, не прозрачна и клептократия в ней уютно чувствует. Случай с Евгенией Васильевой яркий тому пример. Наша власть называется либеральной, но, по сути, является клептократической. Общеизвестно, что количество бюрократов в РФ на много больше, чем было в СССР. В СССР была более простая система управления ввиду этического контроля со стороны партийной системы. Но когда клептократическая этика стала нормой на самом верху системы – в ЦК КПСС и Полютбюро, упрощенная система управления оказалась к ней не готова и страна развалилась. С новыми Советами такого произойти не может, ввиду отсутствия верхушки. Верховный Совет избирается на срок из достойных рядовых граждан случайным образом. Аналогичным свойством обладала древнегреческая демократия. К сожалению, мы не можем организовать такой же выбор специалистов на общественные должности, какой существовал в древней Греции, но подобные выборы в общественный институт, контролирующий этику и не требующей узкой специализации, вполне допустим. Сомнения в работоспособности нового института власти можно устранить проверив его сначала в какой-нибудь одной области РФ.

Первый созыв Советов, возможно, ничего не сможет противопоставить власти, у него еще не будет достаточных знаний. Для того, чтобы эти знания появились Советы должны иметь право вести следствие о происхождении имущества чиновников и членов их семей. Таким образом, борьба с коррупцией перестанет быть эпизодической, Советы сделают ее системной. Ни для кого не секрет, что современная декларация государством борьбы с коррупцией – это как объявление войны пчел против мёда. Чем, как ни признанием в неспособности бороться с коррупцией, является решение уничтожать санкционные продукты? Увы, как оказалось, только так наша власть способна воплотить свое решение об ответных санкциях.

Коррупция – это свойство не только российской власти, а всей современной власти. Вернемся к случаю с Евгенией Васильевой. Она была осуждена на пять лет колонии общего режима за мошенничество и хищение госимущества, но была освобождена через 109 дней по УДО. С точки зрения закона мы никаких претензий предъявить к этому случаю не можем. Суд осудил, суд освободил – все чисто. Наши претензии к нему могут быть только моральными. Получается, что коррупционность системы – это моральная характеристика, а не степень законности или незаконности. Однако, она вполне поддается экономическому измерению. Чиновники свои функциональные обязанности должны выполнять за определенную зарплату, независимую от размеров проходящих через них сделок. Если доходы чиновника или организации групп чиновников становятся пропорциональны объемам сделок, то перед нами коррупционная модель. Такой, например, является ФРС США, приватизировавшая функцию выпуска денег, и все ЦБ стран, скопировавшие эту систему. Опять же, с точки зрения закона – все чисто, эта система и определенна в нем. Чтобы определить коррупцию, нужен действующий моральный институт, а не судебный.

В правительстве России разделяют мысль, что нам нужна инвестиционная экономика – это замечательно. Но пока ничего не делается со структурами, рожденными в 90-х годах, когда вопрос создания инвестиционной экономики был подменен нашими либералами вопросом о частной собственности. Выбранный ими способ эволюции сравним с идеей – разлить первичный бульон и ждать рождения жизни из него. Разлитый, не содержащий кода жизни, бульон не позволяет развиться инвестиционной экономике в необходимых нам масштабах и продолжает забирать огромные ресурсы. Например, в разгар кризиса государственные компании принимают решение о выплате дивидендов. Но какой экономический рост обеспечивает их выплата? Олимпиада, на которую были потрачены огромные деньги, была яркой вспышкой, но какой экономический рост дают сейчас сделанные инвестиции? При известном ответе на этот вопрос у нас запланировано еще проведение Чемпионата Мира по футболу в 2018 году, на проведение которого, вероятно, также тратятся огромные деньги. Какую прибавку к темпам экономического роста даст эта трата? Если сочинская олимпиада была яркой вспышкой, в свете которой стала видна суть западных СМИ, возможно, оправдывает свое проведение, то затраты на Чемпионат Мира по футболу 2018 можно рассматривать, в значительной мере, как выполнение непропорциональных развитию экономики обязательств. Новые дороги, развязки, новые стадионы – хорошо, когда они являются производными от базы, создающей рост экономики. И даже интенсивная скупка золота не дает и доли процента к темпам роста экономики России, и тем более вклады в американские трежерис.

Как Советы повлияют на сложившуюся ситуацию? Во-первых, Советы ограничат чиновников в решениях, в результате которых ресурсы тратятся впустую или утекают на Запад. Во-вторых, ограничение Советами исполнительной власти даст свободу прокуратуре передать приватизационные дела в суд и вернуть незаконно отобранную собственность народу. Порожденная в 90-х система породила целый клубок приписок, которые предстоит распутать. Возможно, клубок будет разрублен законодательным решением. Соответственно, освободятся ресурсы и система будет готова, чтобы начать строить инвестиционную экономику.

Если формула ускоренного экономического роста нам хорошо известна – это преимущественный рост средств производства, инвестиции в производство оборудования и технологий, науку и образование, то с механизмами его обеспечивающими есть неопределенность связанная с распадом СССР. Тем не менее, некоторые вещи можно утверждать безусловно. Первое, государственные предприятия не могут быть коммерческими. Ускоренное развитие может потребовать развитие других направлений в ущерб развитию конкретного предприятия, что не может быть осуществлено, если предприятие коммерческое и руководствуется только собственным развитием. Из этого суждения следует второй вывод. Для осуществления ускоренного экономического роста требуется централизованное планирование. Третье, для концентрации денежных средств также потребуется национализация финансовой системы. Необходимость института согласования планов производства и инвестиций мы видим по кризису перепроизводства продовольствия в ЕС, по экономическому кризису в Греции, по проблеме беженцев.

Теперь обратимся к корням инвестиционной экономики, родившейся в Силиконовой долине в 60-х. В 1957 году Советский Союз запустил первый искусственный спутник Земли. В США шок был настолько сильным, что чтобы суметь конкурировать с СССР в 1958 г. был принят Закон об Инвестициях в Малый Бизнес – Small Business Investment Act. Суть закона заключалось в том, что правительство увеличивало в 4 раза найденные малым предприятием частные инвестиции. После принятия закона, не смотря на столь значительную поддержку, по воспоминаниям очевидцев, правительственные чиновники буквально ходили по лабораториям и уговаривали ученных заняться бизнесом. Обратим внимание на то, что область инвестиционной экономики – это малый бизнес и на то, что базой для нее является сфера образования и науки. Следовательно, вместо скупки спортивных звезд и спортивных клубов нам надо привлекать в наши университеты ученых с мировым именем и покупать научные лаборатории. Лаборатории, ученые, система их подготовки и привлечения – вот, настоящие трежерис, в которые надо вкладываться. Крупные государственные предприятия не являются объектом инвестиционной экономики. Действительно, мы хорошо знаем, что плановая экономика отлично справляется с задачей добычи газа, нефти и других полезных ископаемых. Код жизни заключается в том, что область действия капитализма, выраженная в высшей его форме, в фондовых рынках – малый бизнес. Российские либералы ошибаются, когда приравнивают экономику к рыночной экономике, тем самым переворачивая всё с ног на голову. Рынок является инструментом, который служит экономике, а не наоборот. Не экономика должна поддерживать фондовый рынок, а фондовый рынок должен существовать для поддержки малых предприятий. Построив экономику по этой формуле, мы перекроем откачку средств через фондовый рынок, т.к. фондовый рынок будет охватывать лишь небольшую часть экономики, избежим нестабильности связанной с фондовыми пузырями – проблемы, с которой сейчас столкнулся даже Китай, и у нас будут в избытке средства для построения инвестиционной экономики, которых сейчас для этого не хватает. Специализация фондового рынка на высокотехнологичных компаниях повысит его качество, что привлечет к нему инвесторов, а не только спекулянтов.

Незначительная доля в экономике рынка ценных бумаг позволяет постоянно использовать низкие процентные ставки по кредитам и не возникает потребности в их регулировании. Объем фондового рынка мал, поэтому он никак не может вместить в себя превосходящий объем кредитных денег. Соответственно, отпадает центральный элемент управления, на котором строится независимость ЦБ – его ставка. Отсутствие доли ЦБ в кредитах приводит нас к его самой дешевой и эффективной форме.

Разработчики схемы с ЦБ, т.е. ФРС США, в 1913 г. были людьми, увидевшими перспективу в преддверии Первой мировой войны в Европе и отдаленном положении от нее США. Успех их схемы был закреплен Второй мировой войной, на которую разработчики ФРС уже поработали, вероятно, осознанно. ЕЦБ повезло в связи с распадом СССР. США продолжают политику экспорта нестабильности для поддержания экспансии доллара, но для других стран, не планирующих повторить политику экспорта нестабильности, никакого смысла в схеме с ЦБ нет.

Отсутствие независимого ЦБ также закрывает возможность его конфликта с государством, ярким примером которого может служить отказ ЦБ Бразилии вносить долю в банк БРИКС. С другой стороны, ценные бумаги можно рассматривать как инструмент привлечения дешевых финансов, а при наличии дешевых кредитов потребность в подобных инструментах нивелируется, что согласуется с первоначальным шагом по уменьшению доли фондового рынка в экономике. Следующий шаг заключается в том, что процент и принцип возвратности вложенных в инвестиционный проект средств можно считать децентрализованным способом управления эффективностью проектов – эффективные проекты возвращают вложенные средства с процентом и выживают, неэффективные не могут это сделать и умирают. То же самое можно реализовать построив систему управления на информационной платформе. Это позволяет отказаться от процента и принципа возвратности вложенных средств. В результате мы получаем денежную систему очень похожую на советскую, уже доказавшую свою стабильность и надежность.

Заметим, что все эти шаги не порождают новую этику взаимоотношений между людьми. Они лишь структурируют выпущенного протестантами из бутылки средневековой этики джина материального благополучия и потребления. Марксисты ошиблись, посчитав, что общественная собственность на средства производства рождает новый тип отношений между людьми. В основе стремлений советского человека лежал тот же самый материальный стимул, что и в западном обществе. Не сумев выявить эту ошибку, СССР распался. Идеологическое воспроизводство этой ошибки превратило КПСС в партию, члены которой разуверились в конечной цели. Делались громкие заявления о продвижении к цели “Мы вступили в эпоху развитого социализма”, но в основе ничего не менялась. Вера была потеряна, после чего при первых же трудностях, несравнимых ни с трудностями Гражданской войны, ни Великой Отечественной, СССР распался. Причины распада были внутренними, а не следствиями холодной войны.

Следующие два шага должны будут поспособствовать поиску новой этической основы, которая должна будет вытеснить протестантскую этику. Первый шаг – это реализация дифференцирующего сервиса, а второй – реализация плана Рузвельта. Первый шаг, с одной стороны, является следствием стремления к получению прибыли, а с другой – делает бессмысленным разницу доходов, работая напрямую против протестантской этики. Также он может послужить основой для построение экономики Интернет. Второй шаг останавливает информационные войны, очищает информационное пространство от шума дезинформации и высвобождает огромные созидательные ресурсы.

Дифференцирующий сервис основывается на свойстве бесконечной делимости нематериальных продуктов и установке цены пропорциональной доходам потребителей. Это позволяет снизить цену нематериальных продуктов для среднего класса за счет переноса части нагрузки их воспроизводства на богатых, которую те могут легко нести, и за счет вовлечения в экономические отношения бедных, искореняя пиратство. Всё это создает благоприятную почву для развития экономических отношений в Интернет, где постепенно концентрируются нематериальные продукты. Ввиду того, что общество вовлекается в создание нематериальных продуктов наиболее полно, общий их объем возрастает, а они, как известно, уже служат базой для создания материальных продуктов. Также дифференцирующий сервис может послужить основой для формирования программ скидок и на материальные продукты, что приведет к снижению затрат на формирование подобных программ, они станут более стандартными и понятными. К тому же, он может стать основой для построения более эффективного механизма поддержки инноваций, чем фондовая биржа, способного децентрализовано обеспечить финансовыми ресурсами даже самые малые инициативы.

Сколько ни говори «халва», во рту слаще не станет. Сколько ни говори «Миру – мир!», мира не настанет. Многополярный мир, стремление к которому сейчас декларирует Россия, уже был и перед Первой мировой войной, и перед Второй, но это никак не остановило будущие войны. Достижение мира – это реализация вполне конкретного плана, который предложил в разгар Второй мировой войны Франклин Делано Рузвельт.

Рузвельт рассказал про свой план Молотову в ходе визита последнего в США в 1942 г. План был следующим. Агрессоры должны быть разоружены и оставаться контролируемо разоруженными. Подобный контроль должен распространяться и на других нарушителей спокойствия, может быть, даже на Францию. Этот контроль следует осуществлять совместными силами США, СССР, Великобритании и, возможно, Китая. Сталин откликнулся на предложение с энтузиазмом: «Соображения Рузвельта о защите мира после войны абсолютно благоразумные… Рузвельт совершенно прав… его позиция будет полностью поддержана Советским правительством». Дальнейшая судьба плана Рузвельта неизвестна. Часть его легла в основание Совета Безопасности ООН, но он не был реализован полностью. Не были распущенны армии и созданы единые полицейские силы, контролирующие всеобщее разоружение. Без всяких сомнений, при его полной реализации мир сейчас был бы другим.

Современный мир, как и перед началом Второй мировой войны, по-прежнему разделен на противоборствующее стороны, ведущие информационные, экономические и обычные войны. В этих условиях рождаются такие террористические образования, как ИГИЛ, а у нас нет силы, которая смогла бы разгромить подобные образования в самом зародыше. Это если рассматривать ИГ как мировое зло. Если же рассматривать ИГ как борца с мировым злом, то при реализации плана Рузвельта, не будет необходимости в таких организациях. При реализации плана Рузвельта в мире не было бы проблем с химическим, биологическим или ядерным оружием. Оно было бы запрещено за ненадобностью, и никто бы не стремился к его разработке. Ушла бы в прошлое гонка вооружений, которая, кажется, скоро выйдет на просторы космического пространства. Сейчас противоборствующие страны только и ищут способы обойти достигнутые соглашения об ограничениях в области вооружений, нарушают их и выходят из них при обострении конфликтов. Освободились бы громадные ресурсы, тратящиеся на разработку новейшего оружия, которые могли бы быть направлены на благие цели. Были бы сохранены многие, многие тысячи жизней людей, гибнущих сейчас в военных конфликтах.

Реализация плана Рузвельта означала бы конец политики геноцида и террора в тех странах, где она проводится. Был бы осуществлен ввод международных полицейских сил не только в зону военного конфликта, но и на всю территорию подобных стран, проводились бы расследования преступлений их правительств, передача дел в международный трибунал, а после этого – организация выборов нового правительства.

Любая здоровая живая система в своем поведении должна руководствоваться достоверной информацией. Современная же цивилизация создала систему спецслужб для организации провокаций, дезинформации и манипуляцией сознанием населения. Реализация плана Рузвельта означала бы ликвидацию эту систему дезинформации и сделала бы нашу цивилизацию здоровой. Был бы открыт путь к постижению нашей истории, которая сейчас искажается под ударами информационных войн.

Реализация плана Рузвельта была бы мировой революцией и обозначила бы конец эпохи варварства. Для неё не нужно ни мирового вооруженного восстания, ни мировой войны. Достаточно, чтобы все страны находились в статусе стран, принявших решение о роспуске армии, которое вступит в силу, когда все страны примут этот статус. Первым шагом на пути реализации плана Рузвельта было бы принятие подобного статуса в РФ. Этот шаг был бы очевидной демонстрацией миролюбивых устремлений России.

Поддержите Манифест, подписавшись на паблик Новая Россия!