Почему Путин повторяет либеральные мантры?

Ответ, который я для себя дал на этот вопрос, следующий. Чем ниже доходы населения из-за политики понижения курса рубля, тем выше прибыль ресурсодобывающих компаний, тем выше, в глазах Путина, бюджет на модернизацию нужных направлений, хватает и на проведение олимпиады, и на ЧМ. Одновременно это позволяет управлять дисциплиной членов его команды олигархов через отключение от образованной таким образом кормушки.

Мы не можем выйти из этой модели ввиду демагогии либералов о “голландской болезни” и далее о сохранении “стабильности”. Существует альтернатива этой политики. Если первая ведет в никуда, то вторая открывает широкие горизонты. Альтернатива следующая – это политика возврата капиталов, утекающих сейчас на Запад в виде различных фондов “благосостояния”, образованных либералами во избежание “голландской болезни” и слабого рубля. Это резкое уменьшение стоимости кредитов, после чего последует ожидаемая “голландская болезнь” в виде повышения стоимости фондов, стоимости ресурсов и укрепления курса рубля, которая лечится разумным повышением прогрессивной шкалы налогообложения (например, таким, что налоги на малый бизнес не увеличиваются) и строгости налогового и финансового контроля. Не думаю, что у Путина в этом случае было бы меньшее влияние на распределяемый через Госдуму увеличившийся госбюджет, чем на олигархический, когда, например, олигархи скинулись на олимпиаду в Сочи. К тому же, в этом случае построенные для жилья спортсменов квартиры перешли бы сочинцам, а не стояли бы как сейчас пустые, разграбляемые мародерами.

После повышения курса отпадает необходимость в “стабилизационном” фонде, который во втором случае тратится на естественный способ укрепления рубля, на инвестиции, в отличие от искусственного первого, “либерального” способа, где фонд уходит спекулянтам на аукционах невиданной щедрости.

Еще один вариант либеральной демагогии – это заявление о том, что приток заработанных на продаже природных ресурсов капиталов приведет к “непропорциональному” к производительности труда росту заработной платы. Но производительность труда зависит от его технологичности, которая как раз напрямую связана с притоком инвестиций в основу роста технологичности производства – науку и образование. Ликвидация такого явления, как “утечка мозгов”, требует выравнивания стоимости труда со странами “золотого миллиарда”, а организация обратного “притока мозгов” требует превышения стоимости труда в нужных нам сферах. Есть сферы в современной России, в которых так и делается, – это футбол и хоккей. Жалко, что вложения туда не дают необходимого роста технологичности производства. Но зато видно, что и страх “непропорционального” роста стоимости труда преодолим, если есть страстное желание повысить качество конечного продукта до мировых уровней.

Еще в большей степени приведенные рассуждения относятся к Китаю, экономика которого выросла на дешевом труде, и имеющему самые большие ЗВР в мире. Из этого можно заключить, что мировая финансовая система, основанная на хранении ЗВР в американских трежерис, будет меняться. От решения Китая по изменению своей экономической политики будет зависеть конечное направление мировой финансовой системы. Россия же из-за значительно меньшего экономического веса имеет возможность изменить свою экономическую политику независимо от этого. Китай может попытаться лавировать, не стремясь изменить систему, полагая, что он и без этого достаточно силен. России же необходимо укрепление своих позиций уже сейчас. Куда направить свои ЗВР Китаю, если представить, что его внутренний рынок не способен их потребить полностью без угрозы навредить самому себе? На мой взгляд, у Китая огромный рынок для вложения ЗВР в развивающиеся страны по всему миру, в т.ч. и Россию. Вложения должны делаться под гарантии “антилиберальной” экономической политики, а иначе они буду просто разворованы местными “либералами”.

Источник вопроса в заголовке:

Карта девальвации валют по отношению к доллару с 01.01.2014 по 24.08.2015:
Карта девальвации валют