Диалог социалиста и либерала

Либерал:

Требуется радикальная кастрация государства.
Государство должно остаться минимальным.
Государство должно стать ночным сторожем.

Хайек

Социалист:

Для этого надо прекратить пропагандировать свободу делать все, что вздумается. Люди в своем поведении должны руководствоваться не своими личным выигрышем, а думать о том, как их поведение скажется на других людях.

1288342993_fidel


Л.: Надо прекращать раздувать государство. Пусть люди преследуют свои частные интересы в рамках закона так, как они пожелают удобным для себя. Государство не должно им мешать.

С.: Это как-то нужно согласовывать с действиями других государств. Свобода действия государства ограничивается другими государствами. И люди должны преследовать не частные интересы, а общие.

Л.: Заявление о «государственных интересах» – это всегда и везде дымовая завеса для прикрытия использования власти для достижения своих интересов, в ущерб интересам других.
Нет уж.
Пусть каждый сам преследует свои интересы.

С.: Как раз преследование личных интересов заставляет людей объединяться в государства. Так легче их достигать и заставлять работать на себя тех, кто для защиты своих личных интересов не сумел объединиться в достаточно сильную банду.

Л.: О, это уже другой разговор. Государство – это банда. Это уже разговор настоящих мужчин.

С.: В банды государства превращает преследование личных интересов. Преследование общественных интересов эти банды разрушает.

Л.: Люди всегда преследуют личные интересы. Всегда и везде.

С.: Нет, люди по-разному могут решать свои задачи. Вот, например, яркое свидетельство отца сингапурской нации Ли Куан Ю: «У меня было два пути. Первый – это воровать и вывести своих друзей в списки Форбс, при этом оставив свой народ на голой земле. Второй – это служить своему народу и вывести страну в десятку лучших стран мира. Я выбрал второе».

Другой пример. Человек жертвует своей жизнью ради жизни других. Так что только у либералов люди всегда и везде преследуют исключительно личные интересы. То, что это не так – их мало волнует.

Л.: То, что люди жертвуют своими жизнями, не значит, что они не преследуют собственных целей. Это значит, что ради достижения некоторых целей люди готовы пожертвовать своей жизнью.

С.: Признание наличия таких целей – уже шаг вперед. Осталось научиться называть их «общественными».

Л.: Это частные интересы. Некоторые даже убивают себя и сотни людей с собой вместе для достижения подобных целей. Это называется терроризмом.

С.: Террористы убивают, а не спасают. Что лично для себя выигрывает от своей смерти человек, спасающий других людей? Ничего. Поэтому такой человек отдает свою жизнь ради общества, им движут общественные интересы, а не личные.

P.S.

Позицию, с которой выступает в диалоге Либерал, можно обозначить, как методологический индивидуализм, развитый Ф. Хайеком в рамках австрийской экономической школы. Пару слов об этом подходе. Мы можем вывести свойства общества из свойств индивидуального поведения его членов, как, например, мы можем вывести свойства вещества, исходя из свойств составляющих его молекул. Проблема в том, что либералы наделяют людей исключительно эгоистическими стремлениями, как если бы мы наделяли молекулы вещества свойством исключительно отталкиваться друг от друга. Однако в зависимости от свойств молекул мы имеем газ, жидкость или твердое вещество, а не только исключительно газ. Так и с обществом, в зависимости от действующих норм, их разрушения, восстановления или ввода новых, мы будем иметь различные общества.

Либералы принижают нравственно-этические нормы и утверждают, что эгоизм является самым сильным и «естественным» стимулом (в диалоге Либерал вообще пытается отрицать наличие прочих стимулов), определяющий рыночный миропорядок. Хайек даже видел весь смысл общественных наук в изучении этого, видимого им, «спонтанного» миропорядка. Как же дела обстоят на самом деле? Дэн Ариэли своими экспериментами показал, что нравственно-этические стимулы являются более сильными, чем рыночные (см. книгу Дэна Ариэли «Предсказуемая иррациональность», гл. 4 «Цена социальных норм»).