Истина и закон

Когда-то я надеялся, что скоро Путин прогонит из органов власти таких либеральных товарищей, как Д.А. Медведев. Проходили годы, но ничего не менялось. Потом я увидел, что основа экономической системы – экспорт природных ископаемых – определяет основу экономической политики и структуру власти, и мои надежды на ее изменение растаяли, как весенний снег. С другой стороны, нам противостоят русофобские круги, готовые принести Россию в жертву на алтарь собственных интересов. В этих условиях возникает вопрос перехода на прогрессивную экономическую модель с сохранением единства страны. Иными словами, вопрос состоит в том, какова должна быть позитивная реакция на случай сохранения Путиным в ближайшие 6 лет системы нефтегазового олигархата? При этом реакция должна быть позитивной не только для России, но и для всего мира.



 
Вопросы философии

Как известно, либеральная мысль ставит во главу поведения людей закон. Не будет законов — будет анархия, учат нас либералы на каждом шагу. По делу отравления Скрипалей российская дипломатия постоянно указывала на нарушение Англией международных законов и соглашений. Со стороны Англии на это следовала нулевая реакция. При ответном выдворении 60 американских дипломатов министр иностранных дел России Сергей Лавров признал, что британцы воспользовались вспомогательным техническим пунктом регламента ОЗХО, который позволяет странам обращаться напрямую к Организации по запрещению химического оружия, минуя третьи стороны,. Наконец, он произнес интереснейшие слова: «Мы не будем просто реактивно реагировать на то, что делает в отношении нас англосаксонское звено, заставляя всех следовать антироссийскому курсу. Мы хотим установить истину». Но каково соотношение истины и закона? Что стоит выше, истина или закон?

Думаю, что ответ очевиден. Истина находится выше закона. Именно к ней, как к последней инстанции, обратился Лавров. Согласно истине устанавливаются законы и нормы морали: не убивай, не кради, не обманывай. Но для установления истины необходимы соответствующие инструменты, в свете которых она видна. Современный суд и либеральные институты, для которых высшим мерилом является законы и соглашения, а не истина, не являются такими инструментами. Для современного суда доказательство может быть незаконным (например, добытое в хакерской атаке), даже если оно полностью проливает свет на истину и не вызывает сомнений в своей подлинности.

«Не по словам, а по делам судимы вы будете»

Выступают ли российские власти за создание таких независимых международных институтов, для которых высшим мерилом является истина? Нет. Без независимого наднационального следствия, перед которым никто не может скрыть внутренние документы, и наднационального суда, истину в делах уровня отравления Скрипалей не добыть. Это значит, что российская власть обращается к истине на словах, а на деле пытается выловить рыбку в мутной воде либеральной системы явных и тайных соглашений. Она взывает к либеральной справедливости: если вы сами ловите рыбу, так позвольте и нам! У нас тоже есть свои интересы! Но тщетно. В жестоком либеральном мире, руководствующемся интересами, а не истиной, прав тот, кто сильней. Хватило сил на Сирию? Молодцы. Не хватило на Украину? Извините, подвиньтесь!
Хватило ли сил на Сирию — это вопрос. Например, технологии быстрого подъема экономики и восстановления разрушенного хозяйства у нас сейчас нет. Это значит, что мы будем вынуждены вести переговоры с русофобами по этому поводу и идти на уступки.

Слабых бьют. На Россию нападают, потому что она слаба. За одной провокацией следует другая. В мире, в котором нет верховенства истины, провокации могут следовать бесконечно. И пусть Россия трижды права, это не имеет никакого значения. Пока мы играем по правилам, которые устанавливаются сильными, игра может закончиться только полным подчинением слабого сильному.

Можем ли мы снова стать сильными, чтобы вернуть себе либеральное право на заключение договоров, которые русофобы сподобятся соблюдать? Сможем ли мы создать супер-оружие, против которого русофобы будут бессильны? Давайте вообразим, что сможем, но зачем? Для чего нам повторять этот опасный и трудный путь, по которому мы уже ходили? В нарисованной картине мира, где сильный однозначно подчиняет более слабого, не все так линейно. Реальный мир совсем не линеен. Но, может быть, пора прекратить блуждать по путям с неопределенным конечным результатом и пойти по очевидному пути, ведущему к ясной для всех цели?

Кемерово

Кажется естественным, что власть при расследовании пожара в ТРЦ «Зимняя Вишня» использует законы и инструкции, ища нарушителей и определяя виноватых. Но, как показал в своем журналистском расследовании Константин Семин в передаче Агитпроп от 31.03.2018, сами законы привели к появлению такого объекта, как ТРЦ «Зимняя Вишня». Безусловно, что законы государства, их появление и функционирование можно рассматривать как определенную систему. Выходит, чтобы объективно и полностью разобраться в причинах пожара в ТРЦ «Зимняя Вишня», нужен надсистемный суд, который сможет судить саму систему.

Дополнительный этап

Кроме новостей по Первому каналу я смотрю еще две передачи. Это «Голос» и «Голос. Дети». В «Голосе. Дети» есть «Дополнительный этап», в ходе которого зрители путем телефонного голосования выбирают дополнительных финалистов из числа выбывших участников на этапе «Песня на вылет». Так вот, в финале этой передачи неизменно побеждает один из тех, кого зрители выбирают на «Дополнительном этапе». Мораль. Следующие выборы президента РФ необходимо рассматривать как финальную цель, а время до них, как «Дополнительный этап». Чем раньше оппозиция выдвинет своих кандидатов, чем больше они пройдут циклов отбора народом, тем больше будет шансов победить кандидата, выдвинутого властью. Прошедший перед выборами президента праймериз от левых по этим критериям был слишком узким, даже с учетом того, что его поддержала КПРФ, и слишком краткосрочным — широкие массы узнали о нем незадолго до выборов. И, как показали выборы, результат праймериз оказался неудачным.

Праймериз исключительно левых сил, скорее всего, будет слишком пресным для избирателей блюдом, чтобы привлечь их внимание. Поэтому форма организации праймериз должна включать весь спектр политических сил. Это должна быть привлекательная платформа, на которой различные политические силы устраивают идеологические бои, а зрители выявляют победителей. Технически результаты должны быть защищены от манипуляций. Платформа должна быть наднациональной и должна позволять устраивать бои политическим силам из разных стран, например, из России и Украины. Далее в первую очередь будут интересны страны Европы и Америки. Это совсем не значит, что эти политические бои будут отражениями межнациональные столкновения. Политические силы из разных стран могут придерживаться похожей или одинаковой идеологии и выступать вместе против тех, кто выступает с противоположными взглядами представителей других стран. В целом, это должна быть платформа организации праймериз для приведения к власти политических сил с политической программой, согласованной с другими политическими силами в других странах. Люди из разных стран имеют неотъемлемое право влиять на выбор друг друга, и платформа должна эффективно помогать им в этом.

Leave a Reply