Венесуэла, марксистская демагогия и выход из нее

Комментируя положение в Венесуэле, российский ведущий политической программы «Агитация и Пропаганда» Константин Сёмин, использующий марксистскую риторику, свой пост начал со следующих слов: «Ситуация в Венесуэле, чем бы она ни разрешилась, не может не ударить по всему социалистическому движению». Следует оговориться, что я разделяю точку зрения, что в Венесуэле идет борьба за контроль над природными ресурсами между венесуэльским народом и американскими корпорациями. Но единственный вопрос, который мы разберем, звучит так: а не дискредитирует ли само руководство Венесуэлы социализм?


Переключимся для этого на комментарии из противоположного лагеря, а именно на слова госсекретаря США Майка Помпео. Вот что он сказал: «Время, отведенное на переговоры, истекло, режим бывшего президента Мадуро перестал быть легитимным, он и его присные – моральные банкроты, они некомпетентны в экономике, все эшелоны власти поражены коррупцией. Там все андидемократично «до мозга костей».

Что же в этих словах правдиво?

Очень сложно судить правдивость слов про коррупцию. Легкость обращения американских политиков со словами «легитимность» и «демократия» всем известна, не стоит обращать на них внимание. Ситуация прямо противоположна описанной. Мадуро выбрало большинство народа Венесуэлы, поэтому не приходится говорить о том, что Мадуро является моральным банкротом. Но гиперинфляция в 2018 году была близка к 2 000 000%, а прогноз на конец 2019 года в районе 10 000 000%, поэтому единственные правдивые слова Майка Помпео о правительстве Венесуэлы – «они некомпетентны в экономике». Некомпетентность в экономике – это единственная вещь, которая дискредитирует социалистов. Избавившись от нее, можно вернуть социализму весь его блеск.

Некомпетентностью веет в этом вопросе от КПРФ, от любых марксистских партий, которых в РФ появилось огромное множество. Это то пугало, которое отталкивает народ от марксистов. Некомпетентность следует из марксистской демагогии. В чем она заключается?

Я уже писал, что марксизм делает ошибочный вывод, связывая общественный прогресс с революциями. Совершенно верно в марксизме утверждение, что прогресс общественных отношений связан с прогрессом производительных сил, а общественные конфликты являются следствием общественных отношений. Как следствие первой ошибки, марксизм ошибается снова, представляя интересы класса пролетариата чудодейственным выразителем прогресса, хранителем истины. Истина одинакова для всех классов. Понимая реальную ограниченность пролетариата, для манипуляции им марксисты выдвигают лозунг о партийном руководстве. А чем руководствуется партия? Она руководствуется предопределенной прогрессивностью пролетариата. Перед нами замкнутый круг схоластики, из которого СССР так и не сумел выбраться.

Я думаю, что наличие демагогии в марксизме не позволяет многочисленным марксистским партиям объединиться ради единой цели — общественного прогресса. У каждой марксистской партии свой демагогический шесток, свое маленькое демагогическое болото, в котором нет-нет да кто-нибудь утонет. Увы, из деления общества на класс пролетариата и класс буржуазии – эксплуатируемых и эксплуататоров – ничего не следует, кроме того, что эти классы конфликтуют и что никто из этих классов не владеет истиной.

Большевики, будучи образованными людьми, после победы в Гражданской войне быстро поняли, что марксистская схема не работает, отказались от нее, объявив НЭП. Фундаментальное образование сыграло свою роль и здесь. Судите сами, строжайшая финансовая дисциплина, никакой инфляции, работает кредит, финансируя бизнес, и разрушенная Гражданской войной экономика быстро идет на поправку. Наше либерально-рыночное правительство может только позавидовать рыночным показателям НЭП.

После НЭПа была создана сталинская экономическая модель, при помощи которой была проведена индустриализация и страна показала невиданный доселе экономический рост. Именно эту экономическую модель можно назвать социалистической. Ее характеризует государственное планирование развития стратегических отраслей, государственное управление естественными монополиями, двухконтурная финансовая система, обеспечивающая быстрый рост экономики, и коллективное предпринимательство во всех остальных отраслях экономики. СССР находился во враждебном окружении, поэтому существование государственной монополии на внешнюю торговлю (в т.ч. валютную) не является обязательным в сталинской экономической модели. Также, на мой взгляд, эту модель следует дополнить в области предпринимательства — допустить не только коллективное, но и любое частное. Предпринимательство — это форма проявления инициативы. Чем больше будет допустимых форм (допустимые не значит произвольные), тем будет лучше для экономики.

Далее я сделаю предположение относительно глубинной причины повышения уровня репрессий 30-х годов. Любое государство репрессирует население. Например, современный уровень репрессий в США, если убрать пики, примерно такой же, как в СССР в 30-х. Но уровень репрессий в СССР в 20-х годах был очень низким, равным уровню репрессий в Российской Империи. Уровень репрессий в СССР начал расти с началом индустриализации и достиг пика в 37-38 годах, после чего пошел на спад и далее возрос вследствие ВОВ. Как видим, внешняя причина, как в случае с ВОВ и проведением индустриализации, связана с сильным напряжением общества, но у репрессий 30-х годов существует еще и внутренняя причина.


Экономические трудности Российской империи сопровождались не только неудачными попытками решить их через реформы, но зарождением революционного духа, духа анархии, поразившего все слои российского общества, который и разрушил монархию в феврале 1917 года. Всё согласно верному постулату марксизма — базис определяет сознание. К нашему счастью, нашлись большевики, которые смогли собрать страну по кусочкам. Если бы не большевики, то репрессии 30-х годов были бы цветочками на фоне возможных сценариев развития событий. Отчасти мы можем о них судить по таким событиям, последовавшим после распада СССР, как война в Чечне, армяно-азербайджанский конфликт в Нагорном Карабахе, война на Донбассе. Почему лишь отчасти? Потому что репрессии 30-х годов сделали свое дело. Они уничтожили дух анархии, разрушивший Российскую империю. Поэтому во время репрессий 30-х и были уничтожены в первую очередь старые большевики, основные носители этого духа. Любая настоящая революция должна убить своих детей.

К сожалению, вместе со старыми большевиками ушло и фундаментальное знание, необходимое для эффективного управления страной. Возобладала марксистская схоластика, а неумелые попытки выйти из нее привели к краху СССР. Хрущев объявил целью построить коммунизм к 80-му году и уничтожил коллективное предпринимательство. Брежнев лишь скорректировал название на «построение развитого социализма». Страна еще некоторое время развивалась по инерции, но ее все больше сопровождали дефицит и долгострой, приписываемые либералами в неотъемлемые свойства социализма. Горбачев вернул предпринимательство, но вместе с этим разрушил финансовую систему. Деньги из безналичного контура, предназначенного для инвестиций, хлынули в контур наличных денег, предназначенный для потребления. Началась внутренняя инфляция, предприниматели начали хранить сбережения в товарных запасах. В результате распад СССР произошел примерно по тому же экономическому поводу, что и распад Российской Империи. Только в случае распада СССР мы наблюдали отсутствие товаров на полках магазинов, а в случае распада РИ наблюдалось отсутствие хлеба в магазинах.

С распадом СССР мы вместе с водой выплеснули и ребенка — сталинскую экономическую модель, которую мы должны вернуть. В качестве теории надо использовать очищенную от либеральной идеологии экономическую теорию. Без этого очищения она годна лишь для построения колониальной экономики на службе у западной метрополии, которую мы сейчас и наблюдаем в РФ. Все случаи выхода стран из колониального круга связаны с нарушением либеральных догматов.

Leave a Reply